Воскресенье, 22 Апреля 2018, 02:16
Главная | Регистрация | Вход
ДВОКУ

Посоветуй сайт друзьям!

При поддержке:

ФГУП РСВО

Меню сайта

Рекламное место

По всем вопросам размещения рекламных материалов обращаться:
reklama@dvocu.ru

Адрес администрации ресурса:
dvocu@inbox.ru

Категории раздела
Поступление в ДВОКУ [7]
Торжественные мероприятия [48]
Выпуск офицеров ДВОКУ [7]
Новости Фонда "Рокоссовец" [18]
Творчество в погонах [11]
Военная история [5]
ДВОКУ: Неизвестные страницы истории [15]
Учебный процесс [64]
Новости МО РФ [31]
Реформа [3]
Работа сайта [8]
Спорт [5]
Личное мнение [9]
Интернет-магазин [2]
Траур [10]
ДВОКУ: Кадеты. Как это было. [1]
Архив новостей [107]
Архив новостей 2 [45]

Статистика

Сейчас на сайте: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0
Главная » 2018 » Март » 29 » Исповедь неудавшегося пехотинца. Продолжение. Часть 4.
09:40
Исповедь неудавшегося пехотинца. Продолжение. Часть 4.
Иванов Н.В. «Исповедь неудавшегося пехотинца». 
Часть 4.

Рассказ под названием "Исповедь неудавшегося пехотинца" - это своего рода уникальная биографическая работа, с теплотой и гордостью характеризующая отношение выпускников-дальневосточников к своему учебному заведению, которое дало дорогу в жизнь. 
У всех она складывается по разному, вот и в этих мемуарах читатель увидит, как иногда бывает... 
P.S. Орфография и стиль автора сохранены. 

Часть 4.

За все время учебы в училище у нас не было никаких недоразумений с местными жителями, и мы спокойно ходили и вечерами, и ночью по городу, встречали молодых ребят, все они были дружелюбны и конфликтов не возникало, армию тогда очень уважали. 
Лишь однажды была небольшая стычка с курсантами речного училища – «речниками», в последствии «раками», но т.к. в конфликте были виноваты они, все закончилось без продолжения конфликта.
А нас курсантов и училище в целом больше всех нас, мягко говоря, не любили два человека, помощник военного коменданта гарнизона капитан Гарный и наш командир роты обеспечения училища капитан, фамилию которого я не помню. Капитан Гарный в субботу и воскресенье носился на машине по городу выискивая нарушителей среди курсантов в увольнении или несущих службу патрулями. Нередко наряд патрулей возвращался в училище в сокращенном составе, оставив кого ни будь на гауптвахте. Инструктируя патрули, капитан ставил задачу сколько нарушителей они должны задержать и доставить в комендатуру. Если задержанных не было, служба патруля оценивалась неудовлетворительно. 
Но наиболее «отличился» капитан Гарный при задержании командира 2-й роты нашего училища. 

Дело было в том, что до 1957-го года было запрещено офицерам посещать рестораны и комендатура ревностно контролировала выполнение этот запрета. Наш ротный майор встретил своего фронтового друга и решили они отметить эту встречу в ресторане. Зная о запрете, майор переоделся в гражданскую одежду, а его друг был вообще уже гражданским. Не учли они только того, что капитан Гарный знал в лицо майора, и увидев его в ресторане, решил задержать и доставить в комендатуру. Майор представился гражданским человеком, но Гарный вызвал наряд милиции и все-таки задержал его, а на улице ротный толкнул милиционера в сугроб и был таков. Шум поднялся в комендатуре большой и дошло до командующего Дальневосточным военным округом. В результате приказом командующего округом майор был уволен из армии без пенсии. Но большой «знаменитостью» в городе и гарнизоне капитан Гарный стал после того, как посадил на гауптвахту своего родного брата, служившего сверхсрочником на Сахалине и приехавшего в гости к самому капитану. Вечером братья за столом о чем-то заспорили, и когда у капитана кончились доводы, он вызвал патруль и отправил родственника под арест на 5 суток. 
Говорят, что, освободившись, старшина сказал, что у него нет больше брата.

Но всё-таки нашелся человек, который выставил посмешищем капитана Гарного, им стал первокурсник нашего училища. Этот «желторотик» где-то слегка выпил, а лето было жарким и его развезло. Он не нашел ничего лучшего, как заявиться в Дом офицеров, усесться в кресло и уснуть. Тут его и нашел капитан Гарный, взял его под руку и лично повел к машине. 
Машина в комендатуре была ГАЗ-69 - грузопассажирский вариант, посадка в него предусмотрена через переднюю дверь пассажира. Капитан открыл дверцу и показал курсанту рукой на вход, в который он безропотно и влез, но водителя на месте не было и его дверь была открыта настежь, через которую, не задерживаясь в машине, курсант вылез и, перейдя дорогу, поплелся по направлению к училищу. 
В это время капитан, дождавшись водителя, поехал в комендатуру и только в пути обнаружил отсутствие задержанного. 
Развернувшись, они помчались назад и увидели курсанта. А курсант, у которого плохо подчинялись ноги, но голова еще работала, увидев машину, развернулся и, видимо немного протрезвев, рысью побежал обратно. Гарный, снова развернув машину помчался за курсантом. 
"Желторотик", увидев это, перепрыгнул забор, чтобы бежать обратно в училище, но, когда машина снова развернувшись помчалась ему на перехват, он перепрыгнул забор обратно, перебежал улицу и по другой стороне улицы пробежал до перекрестка, за которым уже был родной забор училища. Здесь все решала скорость, курсанту бежать по диагонали дальше, чем капитану по прямой. Курсант выиграл этот спринт и запрыгнул на забор раньше, но капитан схватил его за ногу и пытался стащить обратно на землю. Тогда курсант уперся другой ногой в капитана и выдернув ногу из сапога упал уже на территорию училища и дал деру. 
Все это наблюдали и наши курсанты, и просто зеваки. На другой день все училище было построено на плацу, и капитан Гарный с сапогом в руке осмотрел всех курсантов в лицо, но так и не нашел вчерашнего беглеца. Когда он спросил заместителя начальника училища, что делать с хромовым сапогом, тот ему сказал:
- Возьми на память... 

Потом мы узнали, что этот курсант в эту же ночь был уже в наряде за 25 км от города. Я потом его видел, застенчивый мальчишка, который страшно смущался своей популярности в училище и, наверное, зарекся употреблять спиртные напитки.      

Вторым недоброжелателем у курсантов как я выше упоминал, был командир роты обеспечения училища. До этого он был командиром взвода курсантов, но все курсанты взвода написали рапорта на отчисление из училища из-за реальных издевательств со стороны командира взвода. Командование училища, чтобы замять скандал перевели его в роту обеспечения, а он затаил злобу на всех курсантов вообще и мстил им при любом случае. 
Когда он заступал дежурным по училищу, мы, увольняемые в город, знали, что из увольнения надо возвращаться на 15 минут раньше, он записывал в опоздавшие всех, кто хоть на одну минуту позже 23ч. докладывал ему о прибытии из увольнения. Любимым занятием была у него проверка наличия курсантов в казарме ночью, подсвечивая фонарем в лицо спящим. Я до сих пор поражаюсь такой злопамятности человека. Мало того, он довел до самоубийства водителя машины начальника училища, хорошего парнишку, который отвез начальника училища к поезду и на обратном пути посадил знакомую девушку и прокатил ее по городу. На свою беду нарушил по мелочи правила движения и был задержан милицией. Командир роты раздул из этого грандиозный скандал, запугал парня, грозя ему трибуналом и так далее… и тому подобное. Но я, да и многие другие, склонны думать о том, что солдатик обожал генерала и не смог перенести вину перед ним. В общем, зарядил он карабин и выстрелил себе под подбородок. Оружие тогда и у нас, в курсантских ротах, и в других подразделениях, хранилось в открытых пирамидах и незапертых оружейных комнатах.

В увольнение мы первый раз сходили уже после встречи нового 1956 года. 
Готовились к этому как к большому празднику, идеально отглаженные бриджи защитного цвета, начищенные яловые сапоги, которые все равно не хотели блестеть, ровная полоска подворотничка, надраенные до блеска пуговицы кителя и шинели все чем мы могли «блеснуть» в городе. Это позже у нас в форму внесли изменения, бриджи стали тёмно-синего цвета, вместо яловых хромовые сапоги, которые при чистке не просто блестели, а сияли. Чем запомнилось первое увольнение, ощущением свободы. В училище курсант и шагу не может сделать без команды, а в увольнении иди куда хочешь, только честь старшим по званию и патрулям не забудь отдавать. А у меня еще и двойной праздник, встреча с двоюродным братом, с которым мы выросли в одном поселке и который служил в танковом полку Благовещенска. Мы не виделись почти три года и оба были рады встрече. На память решили сфотографироваться и эта фотография у меня в альбоме как напоминание о встрече и первом увольнении.

Увольнение было тем пряником для курсанта, которым можно было стимулировать интерес к отличной учебе, этот стимул умело использовал генерал Бондаренко, приказом по училищу установил следующий порядок увольнения:
-в субботу увольнение до 01.00 ч.
-в воскресенье до 24.00 ч. 
Курсанты, имеющие по всем предметам оценки «отлично» увольняются в субботу и воскресенье, имеющие оценки «отлично и хорошо» в субботу или в воскресенье, остальные в порядке очередности. Честно скажу, что на меня стимул очень повлиял. Отличником я стал из желания чаще ходить в увольнение. Это потом сказалось и на количестве выпускников, окончивших училище по первому разряду в 1958 г. их было около 20 человек, а в предыдущие годы не больше 3-4. 

Жаль, что в современной истории училища не нашлось места для выпускников училища до преобразования его в высшее училище. Не надо забывать, что фундамент высшего училища был заложен раньше и традиции училища не родились с образованием ДВОКУ, а были продолжены от Владивостокского пехотного училища и Благовещенского военного училища. 
Зато не могу обижаться на отсутствие внимания со стороны выпускников всех лет на встречах в Москве, где мы бываем с моим однокурсником по училищу полковником в отставке, бывшим начальником штаба Тульской дивизии ВДВ Деминым Геннадием Александровичем. К сожалению, из выпуска 1958 года мы только вдвоем представляем нашу 4-ю роту на этих встречах, хотя знаем, что в Благовещенске живет наш выпускник полковник в отставке Николай Шевченко, долгое время служивший в ДВОКУ, в Чите - майор в отставке Болдырев Арнольд, в Иркутске Антонов. 
Прошу извинить, что отвлекся на 60 лет вперед, но теперь возвращаюсь снова в 1956 год. 

Продолжение следует...
Категория: Творчество в погонах | Просмотров: 160 | Добавил: dvocu | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
1
Спасибо за такие воспоминания. Читаешь и вспоминаешь свои курсантские годы учёбы в ДВОКУ в конце 80-х прошлого века. Многое, очень многое так похоже.
avatar

Вход на сайт
Поиск

Слабовидящим

ДальВОКУ.рф

ДальВОКУ.рф

Поступающим

Наша группа ВКонтакте:

Группа ВКонтакте

Аккаунт в Instagram:

Инстаграм dvocu_blg
Аккаунт в Twitter:

Твиттер

Канал на YouTube:

YouTube.com/dvocu

Опрос
Предпочитаемая специализация при поступлении?

Результаты · Архив опросов

Участвовало в опросе: 1542